electrokids.org - не только об электронной музыке. минск, беларусь

назад · 24.07.2003 · вперед тут:  музыканты   скачать   фото   пресса   друзья   купить архив:  по датам   по темам о сайте

 Интервью с – ED в «Музыкальной Газете»

   5502 days 18 hours ago (05:20)
NB: Тут больше текста, чем напечатали в Музыкалке.

– ED

С Евгением Смажевским (– ED) я встретился сразу после его выступления на последней “Елке”. Мне сказали, что он похож на Джастина Тимберлэйка, и это истинная правда. Звезда, значить, жаль, что не танцует в стиле Майкла Джексона. Женя еще какое-то время сидел, наслаждаясь тихим эмбиентным шуршанием находившихся в тот момент на сцене D`ISKORD, а потом взял сигареты и, продолжая беседу, мы вышли из клуба. Во-первых, потому что внутри не курят, а во-вторых, потому что вскоре в клубе стало очень шумно. В речевую коммуникацию беспощадно вмешивался не терпящий многословия rhythm & noise. «Ваше слово, товарищ маузер», как удачно сказал поэт (кажется, перед тем, как застрелиться). Кстати, о поэзии, прозе и вообще о прекрасном мы тоже поговорили.

– Как ты относишься к распространению МР3?
– Нормально. В нашей стране, с нашим прожиточным минимумом и заработками, вообще стоит ли говорить, могут ли люди позволить себе спокойно покупать фирменные диски? А если касаться наших исполнителей, то встает вопрос, как печатать диски: на матрицах, на принтере, или на алюминии? Но нужно по крайней мере тысячи полторы долларов, чтобы издать пятьсот-тысячу дисков с хорошей полиграфией, чтобы не было нечитабельных и с царапинами.
– Поэтому ты за столько лет не издал ни одного диска?
– Не я же их издаю, сам посуди. Я, честно говоря, свято верю, что это немножко не мое. Если б я открыл какой-то лейбл, стал что-то издавать, то – не себя, а друзей, наверное. У меня были планы: если б издать что-то свое, получить с этого какую-то сумму (через тех же англичан, например, они найдут, что заплатить), то издать D`ISKORD, I/DEX, потому что это классная музыка, она провисает, а ребята пишут ее, сидя в такой дреме.
– Это нужно им приложить усилия, или тебе, или кому-то еще, чтобы все изменить?
– На самом деле есть планы по изданию, просто я не хочу говорить, чтобы не сглазить. Тому Бетту с Pause_2, который «Елочные Игрушки» издает, музыка сильно понравилась. В 2000 году я дал Кутузову (DJ I.F.U.) свою старую программу, она к 2002 году к этому Тому и попала. Музыка ему понравилась, Леша потом звонил мне, передавал. Но он пока тянет резину, а я тоже не рыпаюсь. Может, я бы и шевелился, но, понимаешь, раньше меня перло что-то делать. А когда заклинит на то, что надо это как-то выдать, тогда мозги отсохнут.
– А где твои треки выходили? Назови пару понравившихся тебе компиляций.
– Последние две компиляции вполне меня устроили. “Segmentation” – сборник, конечно, неоднозначный, странный. Я его периодически переслушиваю. Вот этот (“ELKAmpilation”) сборник хороший. А еще был СЭБовский: он мне понравился, но там Егор (DREAMLIN) попросил что-то такое мягенькое, взяли очень старый трек (1997 года). Он достаточно мелодичный, но мне уже такую музыку не интересно играть.
– А ты сейчас какого стиля придерживаешься?
– Ну, это такой вопрос… Вот Макс Реторт, послушав трек один с трещотками, сразу решил, что я пишу «аутекру», и он все время говорит: «Ну что, будешь „Аутекру“ играть?», для него это стало именем нарицательным. Он с IDM мало знаком, не очень его любит и от этого просто далек. Другие люди, которые ближе, тоже какие-то ярлыки вешают. Том, например, послушав, вспомнил Брайена Ино. Черт его знает… Мне кажется, что то, что я играл сегодня, – вообще какой-то электропанк.
– Но ты от классических влияний, увлечений, как тот же Брайен Ино, не отказываешься?
– Нет, не отказываюсь. Более того, у меня сейчас есть парочка проектов в этом духе. Они будут либо онлайн (бесплатные), либо по себестоимости CD-R; по звучанию близкие, но совершенно другие по восприятию. Я пока мало сделал, но затея, как мне кажется, интересная. Я сделал композиции, которые специально порублены на маленькие части, но составляют один трек. Они так хитро порезаны, что когда включаешь “random” и “repeat”, не возникает никаких срывов (кроме тех мест, где это задумано), и получается длинный бесконечный трек, у которого меняется структура. Есть кирпичики, которые где-то повторяются, где-то нет…
– А ты помнишь “Minidisc” GESCOM?
– Да, но я это хочу с другой точки зрения осмыслить. GESCOM компилировали звуки, просто выставляя их по “рандому”. То же самое делал тот же Брайен Ино, но он поступал как: CD-ROMы он использовал как сэмплеры. Он записывал дисков десять-пятнадцать с сэмплами, достаточно длинными кусками, ставил в проигрыватель, включал “рандом”, и у него получался сэмплер, который просто так дома не послушаешь. То же самое с “Минидиском” GESCOM – из этого альбома драм-н-бас не получится. Я, наоборот, делаю треки (стараюсь, насколько себе интересно) в различных стилистиках: что-то ближе к тому же драм-н-басу, что-то к эмбиенту. Те треки, которые никуда не пошли, я просто рублю, чтобы показать, что из этого можно сделать. Будь у меня исходники с хаусового микса какого-нибудь сингла DEPECHE MODE, я мог бы его перерезать по-своему. Любой ди-джей играет это по-разному. Он может программировать порядок сам, как ему нравится, он может сделать бит вначале, потом два раза куплет – а трек останется. Я не хочу сказать, что я придумал какой-то суперновый “рандомный” взгляд, но здесь можно делать и эмбиент, и микросаунд, и все остальное. Обычно у людей неверный фокус, о нем Брайен Ино говорил: размер медиа влияет на подсознательный выбор длины произведения. Когда были виниловые проигрываетели, было большое количество произведений на сорокапятках, были так называемые пластинки-гиганты. Длительность записей была 40-50 минут, потом, с появлением CD, увеличилась. Появились маленькие диски, экспериментаторы начали делать музыку короче. Хм, рука не поднимается записывать на диск пять минут трека всего лишь, а если делать больше – не напишешь ведь песню, которая будет сорок минут…
– С одной стороны – безудержное экспериментаторство, а с другой – публика, которая хочет танцев и старый добрый прямой бит.
– То есть ты говоришь о том, стоит ли вообще заниматься танцевальной музыкой? Танцы, конечно, ориентированы на публику, но это часто перетекает в ее тотальное неуважение. Хорошо, что есть вечеринки, на которых можно играть нетанцевальную музыку: вот, она сейчас играется. Я начинал с хауса, техно, и кто знает, может быть, мне когда-нибудь опять надоест конструировать слишком сложные штуки. Я недавно читал одну интересную книгу фантаста Йена Уотсона. Она была интересно построена по лингвистике и кодированию иформации, скажем так. Там упоминается поэма одного авангардиста начала века, которая была написана со сложной структуризацией фраз, в которые входило множество кавычек. Сюжет полностью соблюдался, она была зарифмована, все было супер, но человек не мог ее прочитать и полностью осмыслить. Пока он доходил до фраз третьего уровня, он забывал, с чего начал, и прочтение поэмы было невозможно. Автор с друзьями-сюрреалистами даже шутил, что для прочтения поэмы нужно построить специальную машину. Там это касалось языка вообще, но меня это заинтересовало в приложении к “языку музыки”, как раньше говорили. Я давно думаю, что у музыки с языком мало общего на самом деле, но в данном случае это не имеет значения. Можно говорить на одном языке, в этом ничего страшного нет. Но я заметил, что у людей, которые владеют двумя-тремя языками, более легкое переключение в голове, образно говоря. Чуть-чуть другая логика, построение фраз… У человека, который больше потребляет разного рода информацию, у него больше переключающихся состояний. Человек, который под техно работает, ездит на велосипеде и так далее, он живет в одном ритме. Так и танцевальная музыка – ее у нас молодежь пишет в достаточном количестве. Надо двигаться дальше. Так, ужасов мало, и не таких, чтоб уши вытекали, а пограничных…
– Что ты имеешь в виду? Пугающей музыки?
– Ну да, пугающей, но слово “пугающей” я говорю с юморком. По-моему, ее могут просто не понять. Я замечал, что существуют не в переносном смысле, а в прямом страшные песни (или треки). Люди их не классифицируют как страшные, для них это просто, может быть, грохот. Просто как увидеть книжку на чужом языке. Если там буквы закорюченные совсем, то может голова заболеть, если долго смотреть. И заболит, если музыку долго будешь слушать, особенно одинаковую. Вообще, язык музыки неизменен: резкая синусоида бочки, шум тарелки с некоторыми вариациями, и не получается отказаться от этих краеугольных камней. Но я это не к тому говорю, что танцевальная музыка – это вершина, просто сложно придумать новую структуру.
– А давай обратимся к языку фантазии: какого цвета твоя музыка, с какой литературой ассоциируется?
– Не знаю. У меня музыка ассоциируется, когда совпадает с хорошей прогулкой в плейере. Но, как правило, остается внутри очень неясное чувство. Допустим, если был закат, то я об этом могу и не вспомнить. Просто помню, что было еще тепло… А у тебя моя музыка с чем ассоциируется?
– Я тоже не могу сказать. Цвета – скорее темные. Просто погружаешься в нее, и тогда не думаешь, с чем ее ассоциировать. Надо со стороны смотреть.
– Я использую такой метод работы, как экспромт. Мне самому интересно, куда она меня заведет. Вадим (AUTISM) мою музыку хоть и уважает, но особо не слушает. Для него это – грузилово, страшный грибной бульон. Ему ближе что-то светлое, не с таким напряжением. Но он, когда собирал “Segmentation”, сделал мне хороший комплимент. Он сказал, что какой трек других музыкантов ни возьми, более-менее понятно, что там играет. А из твоих трех дисков, говорит, непонятно, что выбрать. Выберешь эту вещь, но тогда не попадет вон та и не будет полного представления. Ведь сборник должен как-то охарактеризовать музыканта.
– Значит, ты не представляешь, какая музыка у тебя будет рождаться через какое-то время? У тебя есть то, что называют “свой стиль”, который остается неизменным?
– Нет, меня больше прикалывают люди, которые постоянно меняются. Люди, которые пишут сорок лет одинаковую музыку, никак не развиваются. Оттачивать какие-то нюансы – это работа для станков скорее, чем для инженера. Инженер должен экспериментировать и думать, как применять эти станки. В этом плане мне понравилось изречение Маркуса Поппа (OVAL) о том, что прогресс больше наблюдается не в искусстве как таковом, а в компьютерных играх, дизайне, короче, технологиях. Задача человека: развиваться и развиваться. А в музыке тебе часто говорят: стоп. Давай вот это же мыло фасуй дальше. Так что если хочешь чувствовать жизнь, надо смотреть, чего хочется внутри.
– Что касается такой изменчивой музыки, можешь ли ты назвать пару имен, которые тебе в этом плане интересны, которые демонстрируют свою творческую гибкость?
– Нет, это сложный вопрос. Свою музыку всегда воспринимаешь не так, как чужую. Вот бы хоть на полчаса перелететь в чужую голову и послушать свою музыку со всеми новыми ощущениями. Чтобы не знать, из чего она вырастала.
– А может быть так, чтобы музыка в результате, например, жизненного потрясения изменилась кардинально?
– Ну так все потрясения влияют. Я и говорю, что когда человек сорок лет играет рок-н-ролл, для него это стопроцентная работа. И к старости музыканты это не скрывают: “Да, мы профессионалы, нас прет, и мы валим”. У меня, какие не были бы пертурбации в жизни, музыка плавала то туда, то сюда. На работе так: я должен сделать минимум, а если получится, то сделаю максимум. Мне минимум не хочется делать. Что, надо писать в год альбом? Или надо писать хаус? Нет же.
– Музыка – это дополнение в жизни?
– Нет, с музыкой надо выходить дальше. Я, конечно, говорю с точки зрения меломана. Допустим, я бы обиделся на энное количество музыкантов, если бы они не выпустили свои альбомы. За многими вещами я гоняюсь, потому что мне нравится под них засыпать, работать, еще что-то. Даже на самую страшную, заумную, экспериментальную музыку найдется пара-тройка слушателей, и для них ее надо выпускать. У меня был очередной “спорт”, когда ты мне про “Buzz” рассказал, я его потом в 2000 году нашел, и у меня почти как с чистого листа началось. Музыка изменилась, поменялось все. До этого мою музыку слушали только несколько друзей, меня не приглашали играть, только Вадим поддерживал, потом стало все в порядке, а сейчас, судя по реакции околодружественных слушателей, я вижу то же самое, что было давно. Может, я опять их обогнал на два года? Или это случайное совпадение? Но если углубляться в анализ, то это приводит лишь к паранойе и всяким творческим напрягам. Надо делать и никого не слушать. Например, “сэбовцы”: можно долго говорить про их ошибки, но они собираются, валят, и молодцы. Хоть их на форумах задевают.
– И тебя тоже на “Оксидайзере”!
– Да, “Оксидайзер” у нас стал общим местом. Только ленивый туда не лазит. Участники СЭБа молодцы: колбасят. Может быть, когда-нибудь они будут выпускать диски драм-н-басовые и ездить в туры с LTJ Bukem’ом. У каждого свой выбор. Вот, AUTECHRE пишут такую музыку, что когда я читаю рецензии, у меня такое ощущение, что люди просто уже не знают, что писать: то ли ругать, то ли хвалить. То ли это исковерканный хип-хоп, то ли воспоминания о нем, то ли прикол с барабанами вместо пианино. Меня поразил acidAlex, который утверждает, что начал слушать AUTECHRE с альбома “Confield”. Это удивительно, тот же Вадим “Confield” ругал, говорил: «Блин, я его включаю, сажусь и пытаюсь понять. Что? Что?? Ничего! Я бы простил это новичкам, но AUTECHRE…». Короче, с музыкой все очень непонятно. Однозначно о ней сказать нельзя, лучше делать разговор такой: немного про музыку, немного про технику, мысли еще какие-нибудь. Это лучше чем: я работаю рекламным агентом, пишу музыку, и так далее.
– Традиционный рассказ…
– Нет, не в традиции дело. Интерес к человеку, который стоит за музыкой – вещь вторичная. Она возникает, но это, как мне кажется, – показатель качества музыки. Можно сначала человека увидеть в журналах, и ты им начинаешь интересоваться. Я не говорю, что это стопроцентно плохо, но тебя может запрограммировать его имидж. Или высказывания – почитаешь и подумаешь: вон какой умный! Ну, не знаю, как кто, но мне, допустим, понравилась музыка Брайена Ино, тогда я и поинтересуюсь, что это за чувак и чего он еще делал.

Доктор Морозов
www.netmotion.tk



permalink | keywords: , , //

 


Обратите внимание:


  • Pendulum — The island (T-Trider drum’n’bass remix). Скачать трек.

    Поиск:



    Самое обсуждаемое:

  • Tekstyle vol. 10 by Sidewalk and Devious – октябрь 2010 (2)
  • 10 декабря — Внезапный drum’n’bass @ Fabrique (2)
  • 11 декабря — Zombie Zoo @ Fabrique (0)
  • 17–18 декабря — Illlegal aliens party & Retro @ Fabrique (0)
  • 14 января — Возвращение союза @ Dj bar клуба Реактор (0)
  • T-Trider — Temptation Station (Free Album) (0)
  • 6 марта — Dreamlin и Andre Karp @ Кальянная №1 (0)
  • Pendulum — The island (T-Trider drum’n’bass remix). Скачать трек. (0)
  • B cloud — Aerial Vibes Kmag Minimix (0)
  • 21 августа — Стихии (Gvozd, Zemine, Blasta) @ Парк «Крутогорье» (0)
  • Лейблу Audio Muthas исполнился год (0)
  • T-Trider — Bassame Mucho drum’n’bass mix (0)

    Фенечки:


    RSS 0.91 feed (только заголовки)  RSS 2.0 feed (весь контент целиком)
    Live Journal User (добавляйте к себе во френдленту) 
    [ generation time - ]

  • Максимум информации о:


  • T-Trider
  • Walder
  • Dreamlin
  • Cherryvata
  • Randomajestiq
  • Sworm
  • Subway Funk
  • Rog
  • Vjik72
  • Координаты Чудес

  • Как присылать материалы на сайт

  • Все:


  • Рецензии и микро-рецензии
  • Интервью
  • MP3

  • Реклама:




    группы и музыканты: t-trider dreamlin randomajestiq h.h.t.p. unc-ou 4kuba access denied а. светлов cherryvata
    поддержка и друзья: promodj.ru original team respect family psychedelic.by music.aichyna.com
    администратор: electrokid  место: минск, беларусь
    © 2002-2011 Electrokids
    ^наверх^ 

    drum'n'bass, breaks, lounge, idm, electro, downtempo: белорусские диджеи и живые проекты